Gogol Nikolay - Overcoat. Moscow. 1952Н.Гоголь. Шинель.
Государственное издательство художественной литературы.  Москва. 1952 г.
Иллюстрации лауреатов Сталинской премии народных художников РСФСР КУКРЫНИКСЫ.
Текст печатается по изданию: Н.В.Гоголь. Собрание сочинений в шести томах. Государственное издательство художественной литературы. 1952.
Суперобложка, переплет и титул художника Н.Ильина.
Редактор О.Сафонова.
Технический редактор В.Гриценко.
Корректор Т.Рощина.
Сдано в набор 23/II 1952 г. Подписано к печати 28 III 1952 г.
Страницы: 34 стр., иллюстрации, рисунки. Бумага 60х92 11/8 . Твердый переплет, суперобложка с рисунком.
Тираж 20.000
3-я импография «Красный пролетарий» Главполиграфиздата при Совете Министров СССР. Москва, Краснопролетарская, 16.
Цена 8 р. (по прейскуранту 1952 г.)

В департаменте… но лучше не называть, в каком департаменте. Ничего нет сердитее всякого рода департаментов, полков, канцелярий и, словом, всякого рода должностных сословий. Теперь уже всякий частный человек считает в лице своем оскорбленным все общество. Говорят, весьма недавно поступила просьба от одного капитан-исправника, не помню какого-то города, в которой он излагает ясно, что гибнут государственные постановления и что священное имя его произносится решительно всуе. А в доказательство приложил к просьбе преогромнейший том какого-то романтического сочинения, где чрез каждые десять страниц является капитан-исправник, местами даже совершенно в пьяном виде. Итак, во избежание всяких неприятностей, лучше департамент, о котором идет дело, мы назовем одним департаментом. Итак, в одном департаменте служил один чиновник; чиновник нельзя сказать чтобы очень замечательный, низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшой лысиной на лбу, с морщинами по обеим сторонам щек и цветом лица что называется геморроидальным… Что ж делать! виноват петербургский климат. Что касается до чина (ибо у нас прежде всего нужно объявить чин), то он был то, что называют вечный титулярный советник, над которым, как известно, натрунились и наострились вдоволь разные писатели, имеющие похвальное обыкновенье налегать на тех, которые не могут кусаться. Фамилия чиновника была Башмачкин. Уже по самому имени видно, что она когда-то произошла от башмака; но когда, в какое время и каким образом произошла она от башмака, ничего этого не известно. И отец, и дед, и даже шурин, и все совершенно Башмачкины ходили в сапогах, переменяя только раза три в год подметки. Имя его было Акакий Акакиевич…

 

3000