Svetlana Mroczkowski-Balashov - She was a friend of Pushkin. Sofia. 1998Светлана Мрочковская-Балашова — Она друг Пушкина была.
София: Издательство «Христо Ботев». 1998.
Редактор Мария Балашова.
Художник Пенчо Мутафчиев.
Страниц: 494 стр., иллюстрации, портреты.
Формат: 70/100/16.
Переплет: Твердая обложка.

АННОТАЦИЯ
Светлана Мрочковская-Балашова: литератор, журналист, переводчик. Перевела с болгарского на русский язык более десяти книг. Долгие годы представляла газету „Советская культура» за рубежом. Проживает в Болгарии.
Предлагаемая Читателю книга „Она друг Пушкина была» потревожила тени близких друзей поэта-Елизаветы Михайловны Хитрово, Долли Фикельмон, Александрины Гончаровой, Каролины Собаньской, за которыми тянется вереница других теней тех, кого мы называем Его окружением. Все они — Ваши старые знакомые по пушкиниане — представлены в свете новых документов, обнаруженных автором в зарубежных архивах — Словакии, Чехии, Австрии, Швейцарии, Лихтенштейна. Среди них не публиковавшиеся на русском языке  дневники Д.Ф. Фикельмон и князя Фридриха Лихтенштейна. В главе «Тайная супруга Дантеса» сделана попытка идентифицировать личность женщины, которую Дантес называет супругой в своих недавно обнародованных письмах к Геккерену. По мнению автора, «супруга» сыграла зловещую роль в преддуэльной истории. Увлекательна одиссея пушкинского талисмана — кольца с бирюзой. Перстень оказался в словацком имении Александрины Гончаровой-Фризенгоф, а затем попал в Вену. К кому? — об этом узнаете из главы «Почти детективная история».

ОГЛАВЛЕНИЕ
Мой Пушкин

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. МУЗУ НА СВЕТСКИЙ РАУТ ПРИВОЖУ
НЕИМОВЕРНЫЙ СЛУЧАЙ
Русский или австрийский князь?
Любовник вселенского масштаба
«Временщик» — пророческое слово
Сирена большой семьи
Оставьте его поэтом, господин Министр!
И он Варвары Алексевны зевоту вдруг благословил
Фельдмаршал, гетман, президент
Чистейшей рыцарской чести
«Качуча» приехала!
Мария, Марина и Пушкин
Угораздило родиться в России с умом и сердцем!
Начало детективной истории

СУЕВЕРИЕ ИЛИ ГЕНИАЛЬНАЯ ИНТУИЦИЯ?
И повернул оглобли Пушкин
Хорошо ли быть массоном?
Что рассказал бы нам с того света Рылеев?
Задача с тремя неизвестными: Павел Пущин, Филимонов,
Бронницы
Погибельное счастье
Кольцо-оберег
Притча о горе и человеке
Жгучая тайна Александрины

ПОЧТИ ДЕТЕКТИВНАЯ ИСТОРИЯ:
КОЛЬЦО С БИРЮЗОЙ — ВЕНСКАЯ ВЕРСИЯ
У кого из Трубецких?
Версия первая: кольцо — декабристское
Если б знала сиятельная пани
Как Исаченко обесчестил Наталью Николаевну
«Ее мольбы о прощении обращены в века!»
Не лирическое отступление о Дантесе
Продолжение зищиты
Как же быть с единственным «аргументом»?
Что еше рассказалп Варвара Александровна
Трубецкой в защиту Исаченко
Фантастическая жизнь «при дворе»
Версия вторая и окончательная — кольцо из подковы

ПОРТРЕТЫ ПРОДОЛЖАЮТ ГОВОРИТЬ
I. ОНА ДРУГ ПУШКИНА БЫЛА
Теплится Теплице
Еще один брюлловский портрет?
Аргументы в пользу Брюллова
Взглянуть на Долли глазами  Брюллова!
Она были хороша, эта женщина любившая Поэта

II. ТЕНИ ТЕПЛИЦКОГО ЗАМКА
Как австрийские принцессы попали в пушкиниану
Тизенгаузены в дневнике Долли Фикельмон
А кто же ни фотографии
Русский самовар тетушки Катерины
A был ли мальчик?

ТАЙНАЯ СУПРУГА ДАНТЕСА
Cherchez la femme!
«Чистый и платонический роман Натали и Жоржа»
Она остались чиста!
«Суд еще не кончен»
Плевок Полетики
Продолжение суда — свидетельство «Барxaтa»
Фаворит императрицы
Дальнейшие показания Трубецкого
Русский пасквиль — венская метаморфоза
Он сим был рогоносцем
Приговор «тройки»
Тайная Супруга Дантеса. Версия I
Аргументы в пользу версии «Полетика»
Заговор Тайной полиции
Попутная реабилитация Нессельроде
Вопрос аудитора Маслова
Штрихи к портрету Петра Долгорукова
Версия II — княгиня Б.
Версия III — графиня София Б.
Версия, которая навела на «царский след»

РОССИЙСКАЯ МАТА ХАРИ
«Ужель та самая Татьяна?»»
«Король с народом, народ с королем!»
Листопад — месяц печальный
Фантасмагории прекрасной фанариотки
Таинственная К**
Как я ошибся, как наказан!
Я вас заставлю сблизиться!
Две души в беспредельной вечности
Служила, но кому?
Прекрасная клиентка Рылеева
Не мытьем, так катаньем!
Долго ли Витт позволит себя дурачить этой бабе?
Вместо эпилога: Мир вам тревоги прошлых лет!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПУШКИНСКИЙ ПЕТЕРБУРГ
I. ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА
Путь к дневнику
Какое счастье, что она вела записи!
Парад на Марсовом поле
От ума ли горе? — автопортрет Долли
Оскорбительно много видит
Война и мир
Карнавальные ночи
Уже давно между собою враждуют эти племена
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою
Еще одно бедствие — холера!
И в день Бородина вновь вторглись наши знамена!
Три грации в одной богине
О, как милее ты, смиренница моя
Этот самонадеянный Сюлливан!
Красавиц много в Петербурге
… а Мусина одна из них
Княжна Макобитая и другие
Сколько богов, и богинь, и героев
Эти волшебницы-польки!
Не всё пропало, что с возу упало
Гарем царя Николая
Героиня жаркой истории Пушкина
Придворный случай, сотворивший Завадовских
По следам апокрифной истории
Увлечение, стоившее пощечины
Модные кавалеры
Развод караула у Зимнего дворца
Прекрасный и сияющий факел

II. ПУШКИНСКИЙ СЛЕД В ЛИХТЕНШТЕЙНЕ
Русский дом в Вадуце
По следом дневника Фрица
Жизнь в танце
И жизнь в Пушкине
Дневник начал рассказывать!
Продолжение не следует
Между нарядами, балами, картами
В кругу расчисленном светил
Одним приятным и историческим лицом стало больше
Россия, увиденная. за полгода

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

10000