Vladimir Telyakovskii - Diarys Director of the Imperial Theaters. Volume 2. 1901-1903. St.Petersburg. 2002Дневники Директора Императорских театров. 1901-1903. Санкт-Петербург.
Автор: Владимир Аркадьевич Теляковский.
Союз театральных деятелей Российской Федерации.
Государственный институт искусствознания.
Государственный Центральный театральный музей имени А.А.Бахрушина.
Под общей редакцией М.Г.Светаевой.
Подготовка текста С.Я.Шихман и М.В.Хализевой.
Комментарии М.Г.Светаевой и Н.Э.Звенигородской, при участии О.М.Фельдмана.
Москва: Издательство «Артист. Режиссер. Театр». 2006.
Редактор Л.А.Пичхадзе.
Художник Т.А.Сиротинина.
Технический редактор Т.Б.Любина.
Корректор Т.М.Медведовская.
Компьютерная верстка А.М.Сафиулиной.
Страниц 703 стр.
Формат 70×90/16 (170х215 мм).
Бусага офсетная. Гарнитура таймс. Печать офсетная.
Твердый тканевый переплет.
Тираж 2000 экз.
ISBN 5-87334-043-9.
Издательство «Артист. Режиссер. Театр». 107031, Москва, Страстной бульвар, 10.
Отпечатано в  ФГУП Издательство «Известия» Управления делами Призидента РФ. 101999, ГСП-9, г. Москва, К-6, Пушкинская пл., д.5.

АННОТАЦИЯ
Данная книга продолжает публикацию дневников В.А.Теляковского и охватывает период с лета 1901 до осени 1903 года — два первых театральных сезона после назначения его директором Императорских театров и переезда в Петербург. Ежедневная летопись жизни петербургских театров — Мариинского, Александрийского и Михайловского, парадные и придворные спектакли Эрмитажного театра, жизнь московских театров, отношение к театру императорского двора и царской фамилии, петербургского общества и периодической печати — таково основное содержание публикуемых записей.

 1901 год
25 мая. Отрадное
Сегодня получил две телеграммы. Одну от Мосолова: «Министр предлагает тебе немедленно приехать Петербург для нужных переговоров, отвечай, когда приедешь — Мосолов». Другая телеграмма была из Москвы: «Министр предлагает немедленно приехать Петербург для весьма важных переговоров. Просит телеграфировать о дне приезда — Аршеневский». В ночь я выехал в Рыбинск, а 27-го в 7~ часов утра был в Петербурге. В 10 часов поехал к Мосолову, который мне сказал, что меня вызвал Министр потому, что я буду назначен Директором Императорских театров. Я спросил, нельзя ли от этого отказаться, ибо боюсь, что толку из этого не выйдет, а я себе сломаю шею, кроме того, я считаю, что в Москве дело начинает налаживаться, и теперь его бросить — значит дело недоделать. На что Мосолов сказал, что, по его мнению, не стоит это начинать, ибо вопрос решен; взять место все-таки придется, но выйдет ломанье. В 2 часа дня я отправился к Министру, который мне передал, что он уже говорил с Государем, который выразил согласие на мое назначение на пост Директора, при этом барон добавил, что он надеется, что я совладаю с этим местом, так как Государь Император выразил полную готовность меня поддержать. Относительно платья Министр сказал, что считает необходимым мне переодеться, так как занимать пост Директора, будучи полковником, неудобно и неудобно оставаться долго в этом чине — ждать же производства в генерал-майоры придется долго, ибо я всего четыре года полковником. Я выразил барону благодарность за доверие, высказанное мне им, но сказал, что сильно опасаюсь, чтобы дело это у меня пошло, так как теперь оно поставлено в невозможные условия, и не знаю, в силах ли я буду удовлетворить его ожидания. Кроме того, я спросил барона — выбор меня им самим сделан, или это тоже желание Государя Императора. На это Министр мне ответил, что он докладывал Государю, и Государь вполне одобрил его назначение и разрешил барону меня для этой цели вызвать в Петербург. Относительно военной формы я просил разрешения подождать и свой окончательный ответ дать через два дня. Министр спрашивал меня также о кандидатах в Москву на мое место, причем я сказал, что пока думаю оставить там Аршеневского, а место Управляющего не занимать, пока не будет подходящего кандидата, а у меня пока на уме двое, но ни тот ни другой, строго говоря, не соответствуют месту. Кандидатами я назвал Стаховича и Томашевского.
29 мая я опять ездил говорить с бароном, а вопрос о форме просил отложить до моего возвращения из Отрадного, куда я в этот день выехал. Относительно Кшесинской барон мне сказал, что ввиду отношений к ней Государя и Великого Князя Сергея Михайловича самое лучшее ее оставить, что театры Императорские, и раз Государь желает, чтобы ее не обижали, ее и надо оставить и считать это желание высочайшее за повеление. 26 мая, когда я был в Рыбинске, получил письмо от Нелидова, где он мне писал, что везде в Москве говорят о моем назначении на пост Директора, то же сообщила и м-м Абаза, которая говорила, что об этом говорят все в Петербурге, а также Савина.
Князя Волконского видел все эти дни, то есть 27, 28 и 29 мая. Он был очень любезен со мной, обещал не порывать существующих между нами отношений и ездить в театр ко мне в ложу. Говорил он мне, что Лаппа, по-видимому, относится ко мне враждебно, говорит, что мне будет очень трудно на этом месте, и едва ли я с ним совладаю. Изливал свои соболезнования уходя.
Вечером с поездом 8.30 минут 29 мая я уехал в Отрадное. Предполагал приехать в Петербург после уже опубликования моего назначения. По вопросу о форме я обещал Министру через несколько дней написать мой окончательный ответ Мосолову.
При поездке моей в Петергоф в вагоне встретил адъютанта Великого Князя Павла Александровича — Лихачева, который мне сообщил, что уже всем известно о моем назначении; я ему сказал, что до сих пор это еще все предположение, мне действительно предлагал барон это место, и о перемене формы разрешено подумать несколько дней. О моем разговоре с Лихачевым я говорил Министру. На станции железной дороги встретил Погожева, который провожал какую-то даму в Рыбинск — о моем назначении он меня ничего не спрашивал.
30 мая приехал в Отрадное.

3000