Alexander Popov - Patriotic War of 1812. Volume 2. Napoleon's Invasion of Russia. Moscow. 2009А.Н.Попов. Отечественная война 1812 года. Том  второй.
Нашествие Наполеона на Россию.
Серия: Русская историческая библиотека.
Москва: Издательство «Минувшее». 2009.
Ответственный редактор Станислав Никитин.
Составление, предисловие, подготовка текста, примечание, указатель имён, подбор иллюстраций С.А.Никитина.
Художественное оформление А.А.Зубченко, К.А.Зубченко.
Иллюстрации представлены И.Е.Домбровским.
Набор Т.Ю.Удачина, Е.Ю.Радина.
Верстка К.А.Зубченко.
Страниц: 1002 стр,  репродукции, портреты, карты.
Формат 60х90 /16.
Бумага офсетная, мелованная.
Переплет твердый.
Тираж 1000 экз.
ISBN 978-5-902073-70-3.
Издательство «Минувшее». 117292, Москва, Профсоюзная ул., д.18.
Отпечатано в типографии ОАО «Можайский полиграфкомбинат». 143200, Московская область, г. Можайск, ул. Мира, 93.

АННОТАЦИЯ
Второй том монографии А.Н.Попова «Отечественная война 1812 года» посвящен непосредственно боевым эпизодам: первому этапу войны — от Немана до взятия Москвы армией Наполеона и пребывания в ней французов, а так же событиям в России в этот период.
Том написан на основе изучения огромного количества источников и материалов: официальных документов, писем, дневников, мемуаров, многие из которых не опубликованы до настоящего времени.
В виде отдельной книги этот том монографии издается впервые: состав тома включает главы и части, публиковавшиеся только в журналах » Русский Архив» и «Русская Старина» в 1870-х — 1890-х годах. В частности, том включает две части: «Москва в 1812 году» и «Французы в Москве в 1812 году», за которые автор получил Уваровскую премию 1877 года.

 

…На столе императора было только пять приборов, кроме Балашёва с ним обедали маршалы Бертье и Бессьер и граф Коленкур; в другой комнате обедали много генералов.
«Нельзя было не заметить, что тон, который принял на себя Наполеон во время обеда,— говорит Балашёв, — был уже не тот, который он имел в кабинете, а гораздо надменнее. Мне часто приходило на мысль остановить неприличие этого тона каким-нибудь ответом не по его вкусу, чтобы он мог это заметить и воздержался. Иначе мне одному посреди неприятелей нечем было поддерживать достоинство возложенной на меня должности».

Он непрерывно делал вопросы, нескромные и с очевидною целью насмехаться или выразить презрение.

— У вас есть полки из киргизов? — спрашивал он Балашёва.

— Нет,— отвечал он,— у нас есть только два полка из башкир и татар.

— Я это знаю потому,— заметил Наполеон,— что они перебегают ко мне.

По случаю отставки графа Гудовича и назначения на его место графа Ростопчина, он спросил:

— Не правда ли, что император Александр сменяет всех тех, которые хорошо расположены к французам?

— Смею вас уверить, государь,— отвечал Балашёв,— что граф Гудович предан только России и уволен по его просьбе за старостью и болезнью.

— Вам нужны теперь англоманы, правда ли, что Штейна приглашают к императорскому столу? — и получив положительный ответ, продолжал, — как может Штейн обедать с русским императором. Если бы даже он и желал слушать его советы, то во всяком случае не должен был сажать его с собою за стол. Неужели он думает, что Штейн может быть привязан к нему. Нет, ангел и дьявол никогда не должны быть вместе. Правда ли, что император Александр, во время пребывания в Вильне, каждый день пил чай у одной из здешних красавиц? — и, обращаясь к прислуживавшему ему за столом камергеру Тюренну, спросил, — как её зовут?

— Сулистровская,— не задумавшись, отвечал француз, перепутывая имена. Без сомнения, подобные вопросы ставили Балашёва и затруднительное положение.

— Император Александр всегда любезен в своём обращении и особенно с женщинами; но в Вильне я видал его постоянно за иного рода занятиями.

— Почему же, в Главной квартире это можно себе дозволить,— отвечал Наполеон и обратился к Коленкуру:

— Не правда ли, вы были в Москве?

— Да, государь.

— Что, это большая деревня?

— Город, где множество больших и прекрасных зданий.

— А сколько, генерал, жителей в Москве? — обратился он снова к Балашёву.

— 300 тысяч, государь.

— А домов?

— 10 тысяч.

— Церквей?

— До 240.

— Зачем так много?

— Они всегда бывают полны народом.

— Почему же это?

— Потому, что наш народ набожен (с’est que notre peuple est devot).

— О, теперь нет набожных.

— Извините, государь,— заметил Балашёв,— может быть в Германии и Италии мало набожных, но их ещё много в Испании и России.

Этот ответ не совсем понравился Наполеону, и он замолк па несколько времени; но потом прервал молчание новым вопросом:

— Какая дорога ведёт в Москву?

— Ваше Величество предлагаете мне этот вопрос,— отвечал ему Балашёв, — с целью поставить меня в затруднение. Французы говорят, что всякая дорога ведёт в Рим; а русские говорят, что можно избрать любую дорогу, чтобы достигнуть Москвы. Карл ХП избрал дорогу через Полтаву. ..