Goethe - The Sorrows of Young Werther. Valera - Illusions of Doctor Faustino. Foscolo - Recent letters Dzhiakopo Ortiz. Moscow. 1932В.Гете. Страдания молодого Вертера. Дон Хуан Валера. Иллюзии доктора Фаустино. Уго Фосколо. Последние письма Джиакопо Ортиса.
Москва: Издательство «Журнально-газетное объединение» 1932.
Серия: «История молодого человека XIX столетия».
Предисловие А.Виноградова.
Рисунки А.Кравченко. Обложка П.Алякринского.
Порядковый номер издания 1768.
Технический редактор А.Герасимов.
Книга сдана в производство 10/XI. Подписана к печати 11/XII.
Страниц: 328 стр., иллюстрации в тексте. Бумага 62х94 1/16 п.л. Мягкая обложка.
Уполн. Главлита № В — 44.718.
Тираж 40.000.
Отпечатано в 7 тип. «Искра революции», Мособлполиграфа, Арбат, Филипповский пер., 13.

 

АННОТАЦИЯ
В настоящем томе серии романов «Истории молодого человека XIX столетия» намеренно помещены произведения, не равные по достоинству, но чрезвычайно показательные, в силу того, что одно начинает собою предысторию молодого человека, а другое является как бы завершением первоначального характера этого исторического типа.

 Kravchenko-Goethe. The Sorrows of Young Werther.

13 сентября.
Она была несколько дней в отсутствии и возвратилась с Альбертом. Сегодня, когда я вошел в ее комнату, она меня встретила — и я горячо поцеловал ее руку.
С зеркала слетела к ней на плечо канарейка. «Рекомендую нового друга, — сказала она и переманила птичку на кисть руки. — Это подарок моему младшему. Посмотрите, какая она приветливая, ласковая: да взгляните же на нее! Когда я кормлю ее, она машет крылышками и клюет так мило. Она и целует меня. Посмотрите!»
Когда она поднесла ее ко рту, птичка так прильнула к ее алым губкам, как бы сознавала блаженство, которое вкушала.
«Она и вас должна поцеловать!» сказала она, протянув руку к моему рту. Птичка описала полукруг — и нежное, колющее прикосновение ее клювика было тонко, обаятельно, как предвкушение, как чаяние блаженной любви.
«Ее поцелуй,— сказал я,— не вполне бескорыстен. Она ждет пищи и, недовольная пустой лаской, смотрите, отворачивается».
«Она и кушает у меня изо рта», сказала Лотта, взяв несколько конопляных семечек в рот и поднося к нему птичку с живой улыбкой, с выражением чистейшей любви.
Я отвернулся. Она не должна была, ей не следовало пробуждать мою впечатлительность этими картинками детской радости и невинного счастья. Мое усталое сердце засыпает иногда в равнодушии к жизни, но чуток и краток его сон… А впрочем, почему бы и не так? Она вполне доверяет мне; она знает. как я ее люблю!

3000