Ilya L. Feinberg 'Unfinished works of Pushkin'. Moscow. 1979Илья Фейнберг. Незавершенные работы Пушкина.
Автор: Илья Львович Фейнберг (1905, Юрбург Россиенского уезда Ковенской губернии  – 1979, Москва) — советский литературовед, пушкинист..
Издание седьмое.
Москва: Издательство «Художественная литература». 1979.
Оформление художника И.Гирель.
Редактор И.Масуренкова.
Художественный редактор С.Гераскевич.
Технический редактор Л.Глазунова.
Корректоры Н.Усольцева и Н.Гришина.
ИБ № 1439.
Сдано в набор 17.10.78. Подписано к печати А11679 от 20.07.79.
Количество страниц: 366 стр., репродукции, факсимиле. Формат 60х84 1/16, обложка 148х206 мм. Бумага типогр. № 1. Гарнитура «Таймс». Печать высокая. Твердый переплет.
Тираж 75.000 экз.
Издательство «Художественная литература». Москва, Б-78, Ново-Басманная, 19.
Ордена Октябрьской Революции, ордена Трудового Красного Знамени Ленинградское производственно-техническое объединение «Печатный Двор» им. А.М.Горького «Союзполиграфпрома» При Государственном Комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Ленинград, Чкаловский пр., 15.
Цена 1р. 30к.

 АННОТАЦИЯ
Книга известного литературоведа Ильи Фейнберга «Незавершенные работы Пушкина» посвящена последнему труду великого поэта — его «Истории Петра I», которая была запрещена Николаем I, затем потеряна и оставалась в течение ста лет неизвестной читателю, и Автобиографическим запискам Пушкина, большую часть которых поэт вынужден был сжечь. В книге впервые раскрыто выдающееся историческое и художественное значение этих незавершенных пушкинских произведений.
Издание иллюстрировано старинными гравюрами и рисунками Пушкина.

ПРЕДИСЛОВИЕ
В предлагаемую книгу входят исследования о пушкинской «Истории Петра I» и сожженных Автобиографических записках поэта. Эти великие незавершенные работы Пушкина оставались неизученными, в связи с постигшей их необычной судьбой.
«В рукописи остаются еще,—писал после смерти поэта Белинский,— материалы к истории Петра Великого, предпринятой Пушкиным. Говорят, что этих материалов стало бы на добрый том, и только одному богу известно, когда русская публика дождется этого тома…»
Рукопись незавершенной «Истории Петра I», запрещенная Николаем I, а затем потерянная, была найдена после революции и напечатана лишь в 1938 году, через сто один год после смерти поэта (ранее из нее были известны только отдельные отрывки). Однако появление нового тома в собрании сочинений Пушкина оказалось, как ни удивительно, едва замеченным, в связи с тем, что исторический труд поэта дошел до нас в черновом состоянии и потому даже после того, как рукопись его была напечатана, продолжал оставаться труднодоступным читателю.
Между тем найденный труд — по мере того как перед нами раскрывается его действительное, богатое содержание — меняет наши прежние представления о размахе исторических замыслов и работ великого поэта. Изучение творческой истории его труда убеждает в том, что работа его над созданием «Истории Петра» не остановилась на начальной стадии: исследование показывает, что, вопреки распространенному мнению, Пушкин не ограничился конспектированием изученного им многотомного свода исторических источников (то есть изданных И. И. Голиковым в конце XV III столетия «Деяний Петра Великого»). Работа над «Историей Петра» продвинулась много дальше: общие контуры ее были уже ясны; в обширном подготовительном тексте ее отражена выработанная Пушкиным историческая концепция, в свете которой различима пушкинская обрисовка Петровской эпохи и виден создаваемый им образ Петра.
Внимательное изучение позволяет раскрыть содержание намеченных в подготовительном тексте Пушкина исторических эпизодов и картин, какими Пушкин видел их и думал изобразить в своей «Истории Петра». Раскрытъ все это оказалось возможным, несмотря на то, что подготовительный текст ее писан был Пушкиным большей частью для себя — сокращенно, вчерне. Большей частью, но не целиком.
Исследование дало возможность обнаружить в этом обширном черновом труде Пушкина множество страниц-заготовок прекрасной исторической прозы, созданной уже Пушкиным для подготовляемой книги о Петре. Эти новые для нас страницы исторической прозы Пушкина оставались до сих пор незамеченными среди черновых программ и других вспомогательных, работах пушкинских текстов. Показать, что в потерянной и найденной пушкинской рукописи скрывалось — пусть в целом далеко не завершенное — произведение Пушкина и по возможности выяснить историческое и художественное значение «Истории Пе­тра» — является первой задачей настоящей книги.
Другим важнейшим незавершенным произведением Пушкина, относившимся к запретной части его литературного наследства, являлись Автобиографические записки поэта. Пушкин вынужден был сжечь их после 14 декабря 1825 года, поскольку они, по словам поэта, оказавшись в руках самодержавной власти, «могли замешать многих и, может быть, умножить число жертв». Позднее он стремился возобновить и продолжить свои «Записки». «Но и в уничтожении той части их, которая была уже составлена им в 1825 году, — как верно заметил первый биограф поэта Анненков,—русская литература понесла невознаградимую утрату».
Судьба «Записок» Пушкина не подвергалась до сих пор изучению, в связи с тем, что от них, как принято было думать, почти ничего не сохранилось. Но действительно ли «Записки» поэта погибли целиком?
Филологическая наука издавна изучает судьбу утраченных литературных памятников. Исследователям удается иногда выяснить не только общее содержание погибшего памятника, но и обнаружить уцелевшие каким-нибудь образом части его. Уцелели же и, как известно, были обнаружены и расшифрованы че­рез много десятилетий после смерти поэта отрывки так называемой десятой, «декабристской» главы «Евгения Онегина», сожженной Пушкиным — сожженной, но при этом частично зашифрованной Пушкиным и, таким образом, втайне им сохраненной.
В результате исследования мы приходим к выводу, что нет оснований отказываться и от изучения судьбы сожженных «Записок» поэта: некоторые отрывки их, оказывается, уцелели. Разбросанные под случайными заголовками по различным томам сочинений Пушкина, иногда неожиданным для нас образом включенные самим поэтом в другие произведения, страницы эти входили когда-то в состав его Автобиографии. Исследование дает нам возможность опознать и обнаружить эти отрывки в рукописном наследстве Пушкина и судить по этим уцелевшим частям о содержании и стиле утраченных «Записок» великого поэта.
Исторические замыслы Пушкина не ограничивались временем Петра I и его ближайших преемников. В настоящую книгу входит в связи с этим раздел, посвященный задуманной поэтом «Истории моего времени».
Исследования об «Истории Петра I» и Автобиографических записках Пушкина, вошедшие в настоящую книгу, первоначально печатались в «Вестнике Академии наук СССР» (1949, № 5; 1950, № 8; 1953, № 5; 1955, № 1; 1956, № 3 и 1958, № 1). Первое издание настоящей книги вышло в 1955 году (во втором и третьем изданиях книга была расширена и дополнена), шестое — в 1976 году.
С тех пор как были впервые опубликованы исследования, вошедшие в состав этой книги, прошло 25—30 лет. Можно отметить, что многие выводы, впервые обоснованные и изложенные в ней, в настоящее время приняты. Новое представление о пушкинской «Истории Петра I» и о судьбе «Записок» поэта нашло отражение в десятитомном издании сочинений Пушкина, которое было выпущено Государственным издательством художественной литературы в 1959-1962 годах под общей редакцией Д. Д. Благого, С. М. Бонди, В. В. Виноградова и Ю. Г . Оксмана; см. т. 8, где напечатана «История Петра I» (подготовка текста и сопроводительная статья И. Фейнберга), и т. 7, где напечатаны сохранившиеся отрывки воспоминаний поэта и принят наш вывод о судьбе его «Записок» (комментарий Т. Г . Цявловской, с. 416—418). В настоящее время этот десятитомник переиздан (1974—1978 гг.).
Выполнение предлагаемых работ было бы невозможно без обращения к нашим государственным архивам, научным учреждениям и библиотекам, из числа которых должен прежде всего с благодарностью назвать Институт русской литературы (Пушкинский дом) Академии наук СССР, где хранятся рукописи и библиотека Пушкина; Отдел рукописей и Отдел редкой книги Государственной публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина, где хранится библиотека Вольтера вместе с собранными им рукописными материалами по истории России, к которым обращался Пушкин; Центральный Государственный архив древних акт ов, где хранятся в настоящее время бумаги Петра I и подлинное следственное дело царевича Алексея; Центральный Государственный исторический архив, где хранится «Дело о рукописи А.С.Пушкина «Материалы для Истории Петра Великого», изучение которого дает возможность уточнить текст высказываний Пушкина, изъятых в 1840 году цензурой из рукописи «Истории Петра»; Центральный Государственный военно-исторический архив, где в фонде Военно-ученого архива Главного штаба хранится дневник Д.Е.Келлера. Расшифровка слов Пушкина, заштрихованных в дневнике Келлера и не оддававшихся чтению,была выполнена в Центральной криминалистической лаборатории Министерства юстиции СССР. Руководителям и научным сотрудникам этих учреждений и архивов автор выражает искреннюю признательность.

* * *

Катастрофическая судьба, постигшая «Историю Петра I» и Автобиографические записки поэта, побуждает нас отнестись к изучению их с особым вниманием. Автор книги продолжает такое изучение. Ибо без достаточного ознакомления с этими великими замыслами и работами наше представление о границах творчества Пушкина оставалось бы поневоле неполным.

1000