Leo the Deacon. History. Moscow. 1988Лев Диакон. История.
Автор: Лев Диакон (до 950 — ок. 1000, Византия) — византийский писатель, историк.
Перевод М.М.Копыленко.
Статья М.Я.Сюзюмова.
Комментарий М.Я.Сюзюмова, С.А.Иванова.
Ответственный редактор член-корреспондент АН СССР Г.Г.Литаврин.
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ СЕРИИ «ПАМЯТНИКИ ИСТОРИЧЕСКОЙ МЫСЛИ»
К.3.Ашрафян, Г.М.Бонгард-Левин, В.И.Буганов (заместитель председателя), Е.С.Голубцова, С.С.Дмитриев, В.А.Дунаевский, В.А.Дьяков, М.П.Ирошников, Г.С.Кучеренко, Г.Г.Литаврин, А.П.Новосельцев, А.В.Подосинов (ученый секретарь), Л.Н.Пушкарев, В.И.Рутенбург, А.М.Самсонов (председатель), В.А.Тишков, З.В.Удальцова (заместитель председателя).
Утверждено к печати Редколлегией серии «Памятники исторической мысли».
Редакторы перевода С.А.Иванов.
Рецензенты Я.Н.Щапов, М.В.Бибиков.
Москва: Издательство «Наука». 1988.
Редактор издательства Л.А.Зуева.
Художественный редактор Н.Н.Власик.
Технический редактор П.П.Кузнецова, Л.В.Каскова.
Корректоры Е.Н.Белоусова, Н.А.Несмеева.
ИБ № 36184.
Сдано в набор 30.08.87. Подписано к печати 02.12.87.
Количество страниц: 240 стр., карта, схема. Формат 60х90 1/16, обложка 154х220 мм. Бумага книжно-журнальная импортная.. Гарнитура академическая. Печать высокая.
Твердый переплет, с тиснением на передней обложки знака серии.
Доп. тираж 50.000.
Ордена Трудового Красного Знамени издательство «Наука». 117864, ГСП-7, Москва, В-485, Профсоюзная ул., 90.
Ордена Трудового Красного Знамени Первая типография издательства «Наука». 199034, Ленинград, В-34, 9 линия, 12.
Цена 2р. 60к.

АННОТАЦИЯ
Лев Диакон — один из крупнейших византийских авторов второй половины X века.
В десяти книгах своей «Истории» он описал современные ему события внутренней и в особенности внешнеполитической жизни империи. Его повествование охватывает преимущественно 959 — 976 годы, хотя в ряде экскурсов он сообщает факты, относящиеся к более позднему времени (вплоть до 992 года).
Труд Льва Диакона, близкого к придворным кругам и весьма осведомленного автора, — ценный и интересный источник не только по истории Византийской империи, но и Болгарии и Древней Руси: балканские войны киевского князя Святослава в 968 — 971 годах составляют один из основных сюжетов его сочинения.

КНИГА ШЕСТАЯ
(О Святославе)
10. …Сфендослав очень гордился своими победами над мисянами; он уже прочно овладел их страной и весь проникся варварской наглостью и спесью. Объятых ужасом испуганных мисян он умерщвлял с врожденной жестокостью: говорят, что, с бою взяв Филиппополь, он со свойственной ему бесчеловечной свирепостью посадил на кол двадцать тысяч оставшихся в городе жителей и тем самым смирил и [обуздал] всякое сопротивление и обеспечил покорность. Ромейским послам [Сфендослав] ответил надменно и дерзко: «Я уйду из этой богатой страны не раньше, чем получу большую денежную дань и выкуп за все захваченные мною в ходе войны города и за всех пленных. Если же ромеи не захотят заплатить то, что я требую, пусть тотчас же покинут Европу, на которую они не имеют права, и убираются в Азию, а иначе пусть и не надеются на заключение мира с тавроскифами». Император Иоанн, получив такой ответ от скифа, снова отправил к нему послов, поручив им передать следующее: «Мы верим в то, что провидение управляет вселенной, и исповедуем все христианские законы; поэтому мы считаем, что не должны сами разрушать доставшийся нам от отцов неоскверненным и благодаря споспеществованию Бога неколебимый мир. Вот почему мы настоятельно убеждаем и советуем вам, как друзьям, тотчас же, без промедления и отговорок, покинуть страну, которая вам отнюдь не принадлежит. Знайте, что если вы не последуете сему доброму совету, то не мы, а вы окажетесь нарушителями заключенного в давние времена мира. Пусть наш ответ не покажется вам дерзким; мы уповаем на бессмертного Бога-Христа: если вы сами не уйдете из страны, то мы изгоним вас из нее против вашей воли. Полагаю, что ты не забыл о поражении отца твоего Ингоря [Игоря], который, презрев клятвенный договор приплыл к столице нашей с огромным войском на 10 тысячах судов, а к Киммерийскому Боспору прибыл едва лишь с десятком лодок, сам став вестником своей беды. Не упоминаю я уж о его [дальнейшей] жалкой судьбе, когда, отправившись в поход на германцев он был взят ими в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое. Я думаю, что и ты не вернешься в свое отечество, если вынудишь ромейскую силу выступить против тебя, — ты найдешь погибель здесь со всем своим войском, и ни один факелоносец не прибудет в Скифию, чтобы возвестить о постигшей вас страшной участи». Это послание рассердило Сфендослава, и он, охваченный варварским бешенством и безумием, послал такой ответ: «Я не вижу никакой необходимости для императора ромеев спешить к нам; пусть он не изнуряет свои силы на путешествие в сию страну — мы сами разобьем вскоре свои шатры у ворот Византия и возведем вокруг города крепкие заслоны, а если он выйдет к нам, если решится противостоять такой беде, мы храбро встретим его и покажем ему на деле, что мы не какие-нибудь ремесленники, добывающие средства к жизни трудами рук своих, а мужи крови, которые оружием побеждают врага. Зря он по неразумию своему принимает росов за изнеженных баб и тщится запугать нас подобными угрозами, как грудных младенцев, которых стращают всякими пугалами».

2000