Last Love of Fiodor Dostoevskiy. Anna Dostoevskaya. Diary. St.Petersburg. 1993Последняя любовь Ф.М.Достоевского.
А.Г.Достоевская «Дневник 1867 года.

Автор: Анна Григорьевна Достоевская (урождённая Сниткина; 30 августа [11 сентября] 1846, Санкт-Петербург, Российская империя — 9 июня 1918, Ялта, Крым) — вторая жена Ф.М.Достоевского (с 1867 года), мать его детей. Издательница и публикатор творческого наследия Ф.М.Достоевского.
Санкт-Петербург: Издательство «Андреев и сыновья». 1993.
Вступительная статья, подготовка текста и примечания С.В.Белова.
Оформление В.Д.Кашина.
Управляющий издательством А.В.Старынин.
Художественный редактор В.Д.Кашин.
Технический редактор С.Н.Холстинина.
Корректоры Н.В.Викторова., Е.А.Зубкова, С.П.Доничкина.
Выпускающий О.Я.Карманова.
Сдано в набор 14.01.93. Подписано к печати 10.06.93.
Количество страниц: 462 стр. Формат 60х90 1/16. обложка 152х222 мм. Гарнитура Литературная. Печать высокая. Твердый пепеплет.
Тираж 5.000 экз.
Издательство «Андреев и сыновья». 196143, Свнкт-Петербург, а/я 176, ул. Орджоникидзе, 5.
Ордена Трудового Знамени ГП «Техническая книга» типография № 8 Мининформпечати РФ, 190000, Санкт-Петербург, Прачечный пер., д.6.

АННОТАЦИЯ
Это интимно-исповедальный дневник Анны Григорьевны Достоевской (1846-1918) — жены великого русского писателя. Первые две книги дневника, повествующего о пребывании Ф. М. Достоевского в Европе в 1867 году, были изданы с рядом ошибок и неточностей и без научного комментария в 1923 году и с тех пор выходили только в отрывках. Третья книга дневника 1867 года А. Г. Достоевской была опубликована не полностью в 1973 году.
В настоящем издании впервые печатаются все три книги заграничного дневника жены писателя, причем третья книга дополнена по рукописи, хранящейся в Российской Государственной Библиотеке.

ДНЕВНИК, веденный Анною Григорьевною Достоевскою во время заграничного путешествия с ее мужем Ф.М.Достоевским, начиная с 14 апреля 1867 г. Дневник записывался стенографически. Переведен и переписан чрез 27 лет, в 1894 году. От 14 апреля до 9 июня (21 июня) 1867.

Мы выехали из Петербурга 14 апреля 1867 года, в пять часов дня, в ясный, весенний день. Нас провожали мои родные, Милюковы, Эмилия Федоровна В с Катей з. Ехали мы весело и благополучно. На третьей станции пили чай, но такой горячий, что Федя бросил свой стакан, боясь опоздать к поезду. В Луге ужинали, но очень дурно. В дороге ничего особенного не случилось, исключая того, что я начала впадать в какую-то «опасную задумчивость» (по выражению Феди), едва отвечала на вопросы или очень тихо и вообще выказывала сильнейшее желание заснуть. Дорогой я спала довольно много, но зато Федя почти ничего не спал. В 2 часа 15 апреля мы приехали в Вильну. К нам подбежал сейчас лакей от Гана, гостиницы, которая находится на Большой улице, посадил нас в коляску и повез к себе. У ворот гостиницы нас остановил один господин, Барсов, знакомый Федора Михайловича. Он объявил, что живет здесь, в Вильне, и непременно придет к нам в шесть часов, чтоб с нами идти и показать нам весь город. В гостинице нас водили по разным лестницам, показывали один номер за другим, но все было ужасно грязно. Федя хотел уже переехать в другую гостиницу, однако потом отыскался хороший номер, в котором мы и поселились. Слуги гостиницы оказываются странными людьми: сколько ни звони, они не откликаются. Еще странность: у двоих из них не оказывается левого глаза; Федя придумал, что, вероятно, это так и следует, вероятно, кривым платят меньше.
Мы пообедали и пошли осматривать город. Он довольно велик, улицы узкие, тротуары деревянные, крыши крыты черепицей. Сегодня страстная суббота, поэтому в городе большое движение. Особенно много попадается жидов с своими жидовками, в желтых и красных шалях и наколках. Извозчики здесь очень дешевы. Осматривая город, мы очень устали, взяли извозчика, и он нас за гривенник прокатил по всему городу. Все приготовляется к празднику: по улицам встречаются с куличами и бабами. Костелы полны прихожанами. Мы заходили в русскую церковь Николая Чудотворца на Большой улице поклониться плащанице. Затем заходили в костел на Ивановской улице. Потом видели крест и реку Вилию. Это чрезвычайно быстрая река, не слишком широкая; вид с берега на отдаленные горы, на крест и кладбище очень хорош, особенно летом, когда все распускается. Заходили в часовню на Георгиевской площади, построенную в память усмирения поляков, очень красивую, простую и легкую; она мне очень понравилась. Часов в семь мы вернулись домой, напились чаю, и я легла спать. Слуга посоветовал нам покрепче запереться на время заутрени, когда все люди уйдут в церковь. Федору Михайловичу пришло на мысль, что нас могут ограбить, пока никого не будет в доме, а потому он заставил все двери чемоданами и столами. Ночью, без четверти два часа, с Федей сделался припадок, очень сильный; он продолжался пятнадцать минут. Утром я встала в 7 часов и сходила вниз в кондитерскую за бабой; с меня спросили 3 золотых (45 к.), но уступили за 35 к. Баба оказалась очень хорошо испеченною; нам дали творогу и два яйца, и мы с Федей разговелись. Гостиница нам стоила около восьми рублей.

2000