Cicero. Stlected works. Moscow. 1975Марк Туллий Цицерон. Избранные сочинения.
Автор: Марк Туллий Цицерон (28 3 января 106 до н.э., Арпинум — 7 декабря 43 до н.э., Формия) — древнеримский политический деятель, оратор и философ.
Перевод с латинского.
Москва: Издательство «Художественная литература». 1975.
Серия «Библиотека античной литературы».
Издание «Библиотека античной литературы» осуществляется под общей редакцией С.Апта, М.Гаспарова, М.Грабарь-Пассек, С.Ошерова, Ф.Петровского, А.Тахо-Годи и С.Шервинского.
Составление и редакция М.Гаспарова, С.Ошерова, В.Смирина.
Вступительная статья Г.Кнабе.
Художник В.Юрлов.
Редактор Е.Маркович.
Художественный редактор Ю.Коннов.
Технический редактор О.Ярославцева.
Корректоры В.Замятин, М.Пастер.
Сдано в набор 26/XI 1975 г. Подписано к печати 23/IX 1975 г.
.Количество страниц: 456 стр. Формат 60х84 1/16, обложка 150х207 мм. Бумага типогр. №1. Твердая тисненая обложка, суперобложка.
Тираж 50.000.
Издательство «Художественная литература», Москва, Б-78, Новая Басманная, 19.
Союзполиграфпром при Государственном комитете Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Отпечатано в Ордена Трудового Красного Знамени Ленинградском производственно-техническом объединении «Печатный Двор» имени А.М.Горького. 197136, Ленинград, П-136, Гатчинская ул, 26 с матриц ордена Трудового Красного Знамени Первой Образцовой типографии им А.А.Жданова. Москва, М-54, Валовая, 28.
Цена 1р. 18к.

Cicero. Stlected works. Moscow. 1975. Cover

АННОТАЦИЯ
Талант Цицерона можно назвать всеобъемлющим. Цицерон был не только выдающимся государственным деятелем древнеримской республики, но и политическим мыслителем; не только грозным обвинителем и мудрым защитником в суде и в сенате, но и теоретиком красноречия; не только учеником греческих философов, но и первым самостоятельным философом в Риме. Но прежде всего он был оратором, то есть художником слова. О чем бы он ни говорил н ни писал о политическом ли убийстве или о моральной проблеме, — он всегда находил самые точные и выразительные слова, которые складывались в ритмически стройные периоды, полные то пафоса, то иронии, то гнева. Этот небольшом том должен показать читателю Цицерона как одного из величайших мастеров прозы в мировой литературе.

СОДЕРЖАНИЕ:
Г.Кнабе. Цицерон, культура и слово
РЕЧИ
В защиту Секста Росция Америйца. Перевод В. Смирина.
Против Верреса. О казнях. Перевод В. Чемберджи.
Против Катилины. Первая речь. Перевод Т. Васильевой
В защиту Марка Целия Руфа. Перевод П. Брагинской.
В защиту Тита Анния Милона. Перевод М. Гаспарова.
ДИАЛОГИ
Тускуланские беседы. Перевод М. Гаспарова.
Катон Старший, или О старости. Перевод В. Горенштеина.
Лелий, или О дружбе. Перевод Г. Кнабе.
Комментарии М. Гаспарова, В. Горенштеина и В. Смирина.

ПРОТИВ КАТИЛИНЫ
Первая речь, произнесенная в сенате
(фрагмент)
До каких пор, скажи мне, Катилина, будешь злоупотреблять ты нашим терпением? Сколько может продолжаться эта опасная игра с человеком, потерявшим рассудок? Будет ли когда-нибудь предел разнузданной твоей заносчивости? Тебе ничто, как видно, и ночная охрана Палатина, и сторожевые посты, — где? в городе! — и опасенья народа, и озабоченность всех добрых граждан, и то, что заседание сената на этот раз проходит в укрепленном месте, — наконец, эти лица, эти глаза? Или ты не чувствуешь, что замыслы твои раскрыты, не видишь, что все здесь знают о твоем заговоре и ты тем связан по рукам и ногам? Что прошлой, что позапрошлой ночью ты делал? Где ты был, кого собирал, какое принял решение, — думаешь, хоть кому-нибудь из нас неизвестно?
Таковы времена! Таковы наши нравы! Все понимает сенат, все видит консул, а этот человек еще живет и здравствует! Живет? Да если бы только это! Нет, он является в сенат, становится участником общегосударственных советов и при этом глазами своими намечает, назначает каждого из нас к закланию. А что же мы? Что делаем мы, опора государства? Неужели свой долг перед республикой мы видим в том, чтобы вовремя уклониться от его бешеных выпадов? Нет, Катилина, на смерть уже давно следует отправить тебя консульским приказом, против тебя одного обратить ту пагубу, что до сих пор ты готовил всем нам…

3000