Plato. Featured dialogues. Moscow. 1965Платон. Избранные диалоги.
Автор: Платон (428 или 427 до н. э., Афины — 348 или 347 до н. э., там же) — древнегреческий философ.
Перевод с древнегреческого.
Москва: Издательство «Художественная литература». 1965.
Серия «Библиотека античной литературы».
Издание осуществляется под общей редакцией С.Апта, М.Грабарь-Пассек, Ф.Петровского, А.Тахо-Годи, С.Шервинского.
Составление, вступительная статья и комментарии В.Асмуса.
Редактор переводов А.Егупов.
Художник А.Гончаров..
Редактор С.Ошеров.
Художеств. редактор Л.Калитовская.
Технический редактор Л.Заселяева.
Корректор Т.Лукьянова.
Сдано в набор 30/VI 1965 г. Подписано в печать 15/X 1965 г.
Количество страниц: 443 стр., заставки. Бумага 60х84 1/16, обложка 150х207 мм. Твердая тисненая обложка, суперобложка.
Тираж 50.000.
Издательство «Художественная литература». Москва, Б-66, Ново-Басманная, 19.
Первая Образцовая типография имени А.А.Жданова Главполиграфпрома Государственного комитета Совета министров СССР по печати. Москва, Ж-54, Валовая, 28.
Цена 73 коп.

Plato. Featured dialogues. Moscow. 1965. Cover

АННОТАЦИЯ
В этой книге Платон, один из крупнейших философов-идеалистов, представлен прежде всего как художник, мастер греческой прозы. Каждый из его диалогов — это не только философский спор, столкновение умов и мнений, но и драматическая сцена, конфликт живых людей, наделенных своим характером и мировоззрением. Главная роль в диалогах принадлежит Сократу: Платон рисует убедительный и обаятельный образ своего учителя, честного, мужественного, ни перед чем — даже перед угрозой смерти — не останавливающегося в своих поисках истины, обладающего даром мудрой и лукавой иронии. Благодаря яркости изображения человеческих характеров, драматической напряженности, богатству, фантазии, диалоги Платона занимают почетное место не только в истории философии, но и в художественном наследии античного мира.

ПРОТАГОР
Сократ и его друг
Друг. Откуда ты, Сократ? Впрочем, и так ясно: с охоты за красотою Алкивиада! А мне, когда я видел его недавно, он показался уже мужчиной – хоть и прекрасным, но все же мужчиной: ведь, между нами говоря, Сократ, у него уже и борода пробивается.
Сократ. Так что же из этого? Разве ты не согласен с Гомером, который сказал, что самая приятная пора юности – это когда показывается первый пушок над губой, – то самое, что теперь у Алкивиада?
Друг. Как же теперь твои дела? От него ты идешь? И как расположен к тебе юноша?
Сократ. Хорошо, по-моему, особенно сегодня; он немало говорил нынче в мою пользу и очень мне помог. От него я сейчас и иду. Но хочу сказать тебе невероятную вещь: в его присутствии я не обращал на него внимания, а частенько и просто забывал про него.
Друг. Какая же это такая огромная преграда могла стать между вами? Неужто ты нашел в нашем городе кого-нибудь красивее, чем он?
Сократ. И намного красивее.
Друг. Что ты говоришь? Здешнего или чужого?
Сократ. Чужого.
Друг. Откуда он?
Сократ. Абдерит.
Друг. И до того красив, по-твоему, этот чужеземец, что он тебе показался даже прекраснее сына Клиния?
Сократ. А почему бы, дорогой друг, тому, кто мудрее, не казаться и более прекрасным?
Друг. Так, значит, ты пришел к нам сюда, Сократ, после встречи с каким-то мудрецом?
Сократ. С самым что ни на есть мудрейшим из нынешних, если и ты полагаешь, что всех мудрее теперь Протагор.
Друг. Что ты говоришь? Протагор у нас здесь?
Сократ. Да уж третий день.
Друг. И ты только что беседовал с ним?
Сократ. Вволю наговорился и наслушался
Друг. Так что же ты не расскажешь нам об этой беседе, если ничто тебе не мешает? Садись-ка вот тут, вели мальчику встать и дать тебе место.
Сократ. Расскажу с большой охотой и еще буду благодарен, если вы меня выслушаете.
Друг. Да и мы тебе, если расскажешь.
Сократ. Так пусть благодарность будет обоюдной. Итак, слушайте:

3000