Denis Davydov. Military notes. Moscow. 1982Денис Давыдов. Военные записки.
Автор: Денис Васильевич Давыдов (16 (27) июля 1784, Москва — 22 апреля (4 мая) 1839, село Верхняя Маза, Сызранский уезд, Симбирская губерния) — русский поэт, мемуарист, гусар, генерал-лейтенант.
Москва: Военное издательство. 1982.
Редактор Г.П.Филиппов.
Художник Б.К.Силаев.
Художественный редактор Е.В.Поляков.
Технический редактор Т.Г.Пименова.
Корректор Е.К.Гришина.
Сдано в набор 26.10.81. Подписано в печать 15.03.82.
Количество страниц: 358 стр., портрет. Формат 60х90/16. Бумага тип. № 1. Гарнитура об. Новая. Печать высокая.
Тирж 100.000 экз.
Воениздат. 103160, Москва, К-160.
2-я типография Воениздата. 191035, Ленинград, Д-65, Дворцовая пл., д.10.
Цена 2р. 10 к.

СОДЕРЖАНИЕ:
О. Михайлов.»Бивачных повестей рассказ» (статья).
Некоторые черты из жизни Дениса Васильевича Давыдова
Военные записки
Встреча с великим Суворовым (документальное произведение).
Встреча с фельдмаршалом графом Каменским (документальное произведение).
Материалы для современной военной истории (1806-1807).
I. Урок сорванцу (очерк).
II. Воспоминание о сражении при Прейсиш-Эйлау (очерк).
III. Тильзит в 1807 году (очерк).
Воспоминания о Кульневе в Финляндии (очерк).
1812 год
I. Вместо вступления.
II.Дневник партизанских действий 1812 года (статья).
III. Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году? (статья).
Занятие Дрездена (статья).
О России в военном отношении (статья).
О партизанской войне (статья).
Воспоминания о цесаревиче Константине Павловиче (очерк).
Анекдоты о разных лицах, преимущественно об Алексее Петровиче Ермолове (произведение (прочее)).
Указатель имен.

Дневник партизанских действий 1812 года.

…Между  тем  неприятельская  армия  стремилась к  столице.  Несчетное  число обозов, парков, конвоев и шаек мародеров следовало за нею по обеим сторонам дороги,  на  пространстве  тридцати  или  сорока верст.  Вся  эта  сволочь, пользуясь  безначалием, преступала  все меры  насилия и  неистовства. Пожар разливался  по сей широкой  черте опустошения,  и целые волости  с остатком своего имущества бежали от сей всепожирающей лавы, куда — и сами не ведали.
Но чтобы  яснее видеть положение моей партии,  надобно взять выше: путь наш становился  опаснее  по  мере  удаления нашего  от  армии.  Даже места,  не прикосновенные  неприятелем, немало  представляли нам препятствий.  Общее и добровольное  ополчение  поселян преграждало  путь  нам.  В каждом  селении ворота были заперты; при них стояли стар и млад с вилами, кольями, топорами и некоторые  из них с огнестрельным оружием. К  каждому селению один из нас принужден был подъезжать и  говорить жителям, что мы русские, что мы пришли на  помощь к  ним и на  защиту православныя  церкви. Часто ответом  нам был выстрел или пущенный с  размаха топор, от ударов коих судьба спасла нас. Мы могли  бы обходить селения;  но я хотел распространить  слух, что войска возвращаются,  утвердить поселян  в  намерении защищаться  и склонить  их к немедленному извещению нас о  приближении к ним неприятеля, почему с каждым селением  продолжались   переговоры  до  вступления  в   улицу.  Там  сцена переменялась; едва сомнение уступало место уверенности, что мы русские, как хлеб, пиво, пироги подносимы были солдатам….

2000