Engelgardt_LN. Notes. Moscow. 1997Л.Н. Энгельгардт. Записки.
Автор: Лев Николаевич Энгельгардт (10 февраля 1766, с. Зайцево, Смоленская губерния — 4 ноября 1836, Москва) — генерал-майор, мемуарист.
Серия «Россия в мемуарах».
Москва: Издательство «Новое литературное обозрение». 1997.
Подготовка текста, составление, вступительная статья и примечания.
Оформление серии Н.Песковой.
Художник тома П.Никипорец.
Редактор О.Краснопевцев.
Корректоры И.Аблина, Е.Чеплакова.
Верстка С.М.Пчелинцев.
ООО «Новое литературное обозрение».
Адрес редакции: 129626, Москва, И-626, а/я 55.
Количество страниц: 256 стр. Формат 60х90/16. Бумага офсетная №1.
Отпечатано с готовых диапозитивов в Московской типографии № 2 РАН. 121099, Москва, Шубинский пер. 6.

АННОТАЦИЯ
Настоящее издание — первая полная публикация мемуаров генерал-майора Л.Н.Энгельгардта. Автор описывает свое детство, воспитание и обучение, службу у Г.А.Потемкина (своего дальнего родственника), придворный быт 1780-х гг., участие в русско-турецкой войне 1787-1791 гг., подавление польского восстаня 1794 г., порядки в армии при Павле I и т. д. Читатель найдет в книге яркие портреты таких государственных деятелей, как П.А.Румянцев, А.В.Суворов.

…. Вот как был представлен отец мой тогда ее величеству. Накануне генерал-прокурор, князь Александр Алексеевич Вяземский, повестил, чтобы батюшка на другой день в шесть часов явился пред кабинет государыни и чтоб сказал ее камердинеру, чтобы о нем ей доложить.
В первом часу отец мой позван был в ее кабинет. Государыня, пожаловав ему поцеловать ручку, спрашивала о его службе, и когда он сказал, что он был капитаном в полку Мельгунова, то она сказала: «Так мы с вами знакомы, вы были караульным капитаном в Петергофе, когда я вступила на престол, я вас помню», и действительно, то случилось, но отец мой хотя в тесном был знакомстве с Орловыми, особливо с князем Григорием Григорьевичем, с которым был в одно время адъютантом у графа Петра Ивановича Шувалова, но по его твердым правилам ему не открывали заговора; а начальствующими в Петергофе императора Петра III, державших уже сторону императрицы, никакого особого наставления караульным дано не было, а потому ему вовсе заговор не был известен. Потом [государыня] расспрашивала о доходах Могилевской губернии; отец мой на многие подробности государыне донес, что не имеет верной памяти, а чтобы не сказать ложно, то позволила бы справиться [с] своею памятною книжкою, которую вынув из кармана и которая для сего нарочно была заготовлена, тотчас дал ответ на спросы государыни со всеми подробностями. Императрица сказала: «Позвольте взглянуть на вашу память, которая гораздо лучше, нежели бы вы мне отвечали словами»; долго рассматривала ее [книжку], в которой были помещены все ведомости и отчеты, со всеми обстоятельствами и с замечаниями, собственною рукою моего отца помеченными. Сказала: «Можете ли вы меня ею подарить? Я каждому вице-губернатору прикажу иметь таковую».

 

2000