Alice Koonen.Pages of life. Moscow. 1985Алиса Коонен. Страницы жизни.
Автор: Алиса Георгиевна Коонен (5 (17) октября 1889, Москва — 20 августа 1974, Москва) — русская советская актриса.
Москва: Издательство «Искусство». 1985.
Издание второе.
Редактор кандидат искусствоведения Ю.С.Рыбаков.
В оформлении переплета использован рисунок Г.А.Стенберга – А.Г.Коонен в роли Федры.
Послесл. Ю.Рыбакова.
Редактор В.Н.Стольная.
Художники Т.П.Винокурова и Л.И.Орлова.
Художественный редактор А.А.Райхштейн.
Технический редактор Н.Г.Карпушкина.
Корректоры Н.В.Маркитанова, А.С.Назаревская.
И.Б. № 2335.
Сдано в набор 07.02.85. Подписано к печати 16.07.85.
Количество страниц: 448 стр., фотографии рисунки. Формат издания 60х90,16. Бумага типографская № 1. Гарнитура обыкновенная новая. Высокая печать.
Тираж 50.000.
Издательство «Искусство». 103009, Москва, Собиновский пер., д.3.
Ордена Октябрьской революции и Ордена Трудового Красного Знамени МПО «Первая Образцовая типография имени А.А.Жданова Союзполиграфпрома при Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 113054, Москва, Валовая, 28.
Иллюстрации отпечатаны в Московской типографии № 2, Проспект Мира, 105.
Цена 2 р. 70 к.

АННОТАЦИЯ
Воспоминания А.Г.Коонен охватывают большой и сложный период времени, она начинает их с конца прошлого века и доводит до 70-х годов нашего. Творческая жизнь ее богата и разнообразна: прославленная трагическая актриса, сыгравшая Федру, Клеопатру, Комиссара в «Оптимистической трагедии», она играла и веселые, задорные комедийные роли. Коонен жила в окружении интереснейших людей — Станиславский, Немирович-Данченко, Качалов, Леонид Андреев, Блок, Айседора Дункан и многие другие актеры, художники, музыканты, живые портреты которых даны в книге.

Глава I
Москва моего детства осталась у меня в памяти словно бы тоже детской. Заснеженные улицы, огромные сугробы, зимние солнечные дни: искрится и переливается снег, блестит серебряная тесьма на белых башлыках. Было очень весело подбежать к кому-нибудь из ребят сзади и дернуть башлык за нарядную серебряную кисточку. По мостовой мчатся узкие санки, кучера покрикивают на неторопливо переходящих улицу прохожих. Милая Москва, она казалась удивительно радостной, в сверкающем снегу, с прозрачными хрусталиками сосулек, свисавшими с карнизов и водосточных труб. Мы ломали эти сосульки и потихоньку от взрослых с восторгом грызли их.
Прекрасна была Москва и весной. Весна наступала как-то внезапно, стремительно. На месте сугробов вдоль тротуаров вдруг неслись веселые ручьи. А по их мутным водам, перегоняя друг друга, плыли наши белые бумажные кораблики.
Московские улицы в ту пору были немноголюдны, иногда даже казалось, что все знают друг друга, все знакомы. Помню, Елена Николаевна Музиль рассказывала мне и Таирову, что в те дни, когда Гликерия Николаевна Федотова играла, ее горничная Дуня весь день простаивала на пороге, крича извозчикам: «Не громыхай, не громыхай! Поворачивай переулком. Гликерия Николаевна сегодня играют». И извозчики покорно поворачивали, объезжая дом стороной.
Центром моей детской жизни был огромный двор. Целый день здесь толпился народ: заходили разносчики, торговавшие овощами и ягодами, продавцы-финны с выборгскими кренделями и розовыми баранками, татары-старьевщики, под ногами путались бесчисленные многосемейные кошки.
Часто приходил во двор дядя Александр с корзиной жирных, горячих пирожков, начиненных яблоками или мясом. Каждый пирожок {9} стоил пятачок, и мы их покупали один на двоих. Сзывая своих покупателей, дядя Александр весело кричал: «Эй, бегите, мальчишки, мокрые штанишки, эй, бегите, девчонки, подбирайте юбчонки!»
Очень любили мы, дети, старого шарманщика, деда Тимофея. Он приходил с девочкой-эстонкой Тоней, маленькой, худенькой. Безбожно коверкая русские слова, она пела всегда один и тот же чувствительный романс: Натену шерно платье, в монашки шить пойту И там я погу клятву, што самуш не пойту.
Много позднее я спела эту песенку, как пела ее Тоня, на репетиции «Трех сестер», и она так понравилась К.С.Станиславскому, что меня ввели в спектакль. Я пела ее все время, пока была в Художественном театре.

1000